Главная » Летние » Баскетбол » Анна Архипова фон Калманович играла за волгоградское «Динамо»

Анна Архипова фон Калманович играла за волгоградское «Динамо»

Анна Архипова фон Калманович

Анна Архипова фон Калманович

Анна Архипова фон Калманович — вдова убитого не так давно в Москве бизнесмена Шабтая Калмановича, хорошо известная в Волгограде. Она выступала за баскетбольную команду «Динамо», которой руководил заслуженный тренер СССР Борис Майзлин. В 1988 году она появилась в Волгограде в 15-летнем возрасте и отыграла за «Динамо» три года. До сих пор в нашем архиве хранятся фотографии Анны Архиповой в волгоградском «Динамо», где юную баскетболистку Борис Майзлин причислял к очень перспективным игрокам, пророча Анне большое спортивное будущее. И Майзлин не ошибся, разглядел талант в Анне Архиповой.Но речь сегодня не о спортивной карьере бывшей динамовки, хотя, конечно, эту тему обойти нельзя. Предлагаем вашему внимаю материал об Анне Архиповой почти пятилетней давности из журнала «Профиль», в котором она рассказала о том, как стала женой Шабтая Калмановича.

ДОСЬЕ. АРХИПОВА Анна Валерьевна (27.07.73) – выпускница Екатеринбургского государственного педагогического университета.

Заслуженный мастер спорта (баскетбол).
Родилась в Ставрополе. Живет в Москве.
Рост 176 см. Вес 63 кг.
Первые тренеры – И. и В.Гельвих.

Выступала за команду мастеров «Динамо» (Волгоград), «Уралмаш» (Екатеринбург), «Динамо» (Москва), клубы Италии и Польши, Словакии. С сезона 2003 года играла в УГМК (Екатеринбург). Капитан команды УГМК. Амплуа – защитница.

Победитель (2001, 2003) и серебряный призер (1997) чемпионатов России. Чемпионка Европы (2003). Серебряный призер чемпионата мира (2002). Победитель Евролиги (2003). Бронзовый призер Игр XXVIII Олимпиады в Афинах (2004).
Тренер – З. Висич. В сборной команде России с 1994 года.

БРОСОК В КОЛЬЦО

Чтобы пожениться, бывшему шпиону и нынешнему миллионеру Шабтаю фон Калмановичу и чемпионке Европы Анне Архиповой пришлось забыть о главной страсти их жизни — баскетболе.

— Правда, что ваш муж — советский шпион? — поинтересовались у Анны.

— Это факт общеизвестный, — подтвердила информацию Анна Архипова. -  В израильской тюрьме Шабтай Генрихович провел целых шесть лет по обвинению в шпионаже в пользу СССР, причем больше года отсидел в одиночке, где даже охраннику было запрещено с ним разговаривать. То, как он перенес эти испытания, характеризует его как очень сильную личность. Можете представить, насколько это было сложно для такого коммуникабельного человека, как Шабтай Генрихович. Как ни странно, но выжить ему помог тот факт, что недруги были уверены: Калманович не вынесет такой шутки судьбы, такого контраста (в момент ареста он уже был богатым и известным бизнесменом). А он выжил, выстоял. Кстати, даже в тюрьме он пользовался уважением.

— А почему Шабтай Генрихович так увлекается именно баскетболом? В Израиле поддерживает «Макаби», в Литве занимается «Жальгирисом», в России он — генеральный менеджер уральской команды УГМК?

— Я думаю, это его тайная страсть с детства. Шабтай вырос в Литве, которая всегда была баскетбольной страной. Там дети с пеленок играют в баскетбол. И он не был исключением. Но великого разыгрывающего из него не вышло, а вот как спортивный менеджер он просто великолепен. Это все признают. Вместе с Арвидасом Сабонисом они воскресили команду «Жальгирис» и много сделали для развития детских спортивных школ. Литовская Республика отблагодарила его дворянским титулом и приставкой «фон».

— Почему вы ушли из спорта? Достигли всего, о чем мечтали?

— Думаю, никто и не сможет ответить на этот вопрос. Я ушла на пике своей спортивной карьеры и с чистой совестью. Все, что могла, я сделала для российского спорта: почти все медали в российском женском баскетболе за последние несколько лет выиграны с моим участием. Особенно горжусь тем, что наша женская сборная по баскетболу во главе с легендарным тренером Вадимом Капрановым стала чемпионом Европы 2003 года и бронзовым олимпийским чемпионом 2004 года в Афинах, а команда УГМК — чемпионом Европейской лиги 2003 года. Порвать со спортом мне было нелегко, но я уверена, что спорт и семья — вещи несовместимые. Последние два года у меня был контракт с командой УГМК, и в Москве, где живут Шабтай и Данечка (дочка Шабтая Калмановича от второго брака с Анастасией Калманович. — «Профиль»), я почти не появлялась, так как постоянно была либо на сборах, либо играла. Мы сШабтаем долго обсуждали этот шаг, и оба выбрали семью. Сейчас мы вместе. Я ни о чем не жалею, несмотря на то, что практически всю свою жизнь — сейчас мне 31 год (сейчас Анне 36 лет — прим. авт.) — я отдала баскетболу. Играть начала еще первоклашкой, а зарабатывать спортом деньги стала уже в 15 лет. Сейчас меня пригласили комментировать баскетбольные игры, которые идут по телеканалу «Спорт». Я прихожу с целой кипой бумаг, распечаток из Интернета, надо мной даже коллеги смеются. К каждой игре готовлюсь, как к экзамену. Просто не умею иначе, баскетбол приучил любую работу делать на все сто.

— Почему вы выбрали именно баскетбол?

— Мои родители, спортсмены (мама — легкоатлетка, а папа — баскетболист), приобщили меня к спорту с самого детства. Я активно занималась плаванием, гимнастикой, но о баскетболе и речи не было, так как я была низкорослым ребенком. Поэтому, когда я случайно попала к семейной паре тренеров Виталию и Ирине Гельвих, мало кто думал, что я пришла в баскетбол надолго. А получилось — больше чем на двадцать лет. Мои первые учителя были удивительные люди. Нам повезло, что они не занимались исключительно теми, кто подавал большие надежды. Я и сейчас считаю, что основная задача детского спорта — не выявить потенциальных олимпийских чемпионов, а развить любого ребенка так, чтобы он стал прежде всего полноценной личностью. Гельвихи просто взяли и набрали обычных девчонок, в основном из неблагополучных семей, и сделали из нас семьюкоманду.

— Каким образом?

— Частенько тренеры занимались нами больше, чем родители: кормили полезными продуктами (мед, курага и ужас моего детства — рыбий жир), уроки вместе делали. Но главное — они нас научили выкладываться на все сто. И до занятий, и после у меня было по тренировке. С первого класса я вставала не как нормальные дети, в восемь, а в шесть утра, когда по радио играли гимн Советского Союза. Домой же попадала лишь поздно вечером. А так как училась я в обычной школе, то никто учебной нагрузки с меня не снимал. Наоборот, если случалось кому-то из команды схлопотать двойку или тройку, девчонку отправляли бегать по балкону вдоль спортзала во время двухчасовой тренировки. Так что учиться тоже старались «на отлично»: мы понимали, что спорт — единственная возможность пробиться наверх. Помогало и гипертрофированное чувство ответственности, которое развивает любой командный вид спорта.

— Ваша спортивная карьера складывалась легко?

— Ну что вы, я думаю, большой спорт легким не бывает, — сказала в интервью журналу «Профиль» Анна Архипова еще в марте 2005 года. — В 15 лет я уехала из дома играть в «Динамо» (Волгоград), там и закончила школу. В 18 лет меня пригласили в екатеринбургский «Уралмаш» (нынешняя УГМК). Играя там, я параллельно закончила Педагогический университет. Без всякой поддержки или протекции, как обычная студентка, сдавала все экзамены. Затем я играла в Словакии, Польше, Москве, Италии. Предлагали играть в NBA, но я отказалась — мне это никогда не было интересно, да и от дома слишком далеко. А я домоседка и, работая за границей, всегда рвалась в Россию. С первых дней контракта зачеркивала числа в календаре.

— Судьбоносное, как говорится, решение — ведь именно играя в УГМК, вы познакомились со своим супругом?

— Да. Нашу команду специально собрали в московском ресторане, чтобы представить нам нового менеджера — Шабтая Генриховича. Честно признаюсь, с первого взгляда он мне очень не понравился: оттолкнула его манера поведения, двусмысленные шуточки и тому подобное. После первой встречи я решила, что с ним лучше держать дистанцию. Шабтай, по его собственным словам, впервые обратил на меня внимание немного позже, после одного разговора, где я высказалась против его действий.

— Как это?

— В 2002 году нашу команду преследовало поражение за поражением. А с приходом Шабтая Генриховича каждой девушке, вне зависимости от результата игры, стали дарить роскошные букеты цветов, нас селили в лучших гостиницах, кормили в лучших ресторанах. Что, на мой взгляд, было совершенно ошибочным — нас поощряли материально даже за проигрыш! После пары таких случаев я не выдержала и пришла к нему со словами: так делать нельзя, это расхолаживает команду. Я вообще считаю, что любое излишество опошляет человека. Он меня очень внимательно выслушал и с тех пор стал интересоваться моим мнением по профессиональным вопросам. Я не знаю, пользовался ли он тогда моими советами, но с тех пор я постоянно чувствовала на себе его ненавязчивое внимание. Шабтай все время давал мне понять, что я для него важна. Мы стали общаться, и постепенно за напускной наглостью и самоуверенностью я смогла разглядеть мудрого человека, который, несмотря на свой немалый жизненный опыт, сумел сохранить по-детски открытую и очень ранимую душу.

— А когда вы поняли, что это не только «служебные» отношения?

— Начнем с того, что я всегда была противницей «служебных романов». Тем более что к тому моменту я больше десяти лет жила в гражданском браке с другим человеком. И жизнь свою менять не собиралась. Но судьба распорядилась иначе. Перелом наступил в январе 2003 года, когда мы играли в Италии в Евролиге: нашему тренеру не дали визу, и игру пришлось вести Шабтаю. Он справился блестяще. Мы выиграли, и у всех было великолепное настроение. Я тоже была бесконечно счастлива, но у меня обострилась хроническая болезнь, и это сильно отравляло жизнь. Глядя на мои мучения, Шабтай Генрихович, который должен был после игры ехать в Германию для медицинского обследования перед операцией на сердце, предложил мне поехать вместе с ним. Я долго колебалась. С одной стороны, я действительно очень плохо себя чувствовала, а с другой — о нашем менеджере ходила слава известного ловеласа, и я не хотела попасть в неловкую ситуацию. Но, взвесив все «за» и «против», поехала.

— И что было дальше?

— Ну, в общем, по дороге в Германию мне пришлось дать отпор Шабтаю Генриховичу. Правда, к моему удивлению, он как-то очень быстро смирился с этим, взял разные номера в гостинице и в дальнейшем вел себя в высшей степени корректно. Теперь-то я понимаю, что на самом деле он просто затаился на время и сменил тактику. Тогда же мне показалось, что мы с ним остались просто друзьями: проболтали всю дорогу домой без передыха, и мне было очень интересно. Я и не представляла себе, что человек может столько всего знать. Шабтай не только очень умный и образованный человек, он еще и великолепный психолог. Если захочет, то обольстит любую женщину.

— И вы не устояли?

— Мне было очень сложно. С одной стороны, Шабтай окружил меня повышенным вниманием, постоянно звонил, чуть ли не каждый час, буквально не отпускал от себя. Я полностью попала под его фантастическое мужское обаяние, но дальше этого отношения не заходили. Я сопротивлялась сама себе. Боялась потерять уважение к себе, не хотела причинять боль человеку, с которым тогда жила, и, не скрою, был страх стать для Шабтая очередной барышней на час и тем самым потерять в его лице друга.

— Было, наверное, много пересудов? Все-таки вы капитан команды, он — главный менеджер.

— Не то слово. Стоило отвернуться, как за спиной тут же начинали шептаться. Меня это очень мучило. Я всеми силами старалась не демонстрировать наши отношения: отказывалась от любых подарков, не летала первым классом и даже просила не давать мне премии, когда их заслуживала. Несмотря на нервное и физическое истощение (я перестала спать и есть), сезон 2003 года был лучшим в моей карьере.

— Что же вас поддерживало?

— Любовь. Был один момент, после которого я поняла, что люблю и любима. Весной 2003 года, за день до финала Евролиги, Шабтаю Генриховичу делали операцию на сердце. Тогда я не выдержала, все бросила и накануне решающего матча полетела к нему в Германию. Он меня убедил, что ради баскетбола, ради нашего общего дела я должна улететь обратно, не дожидаясь результата операции. Так вот, когда он позвонил и заплетающимся языком (начал действовать наркоз) пожелал победы, я поняла: это самый дорогой для меня человек и я никогда себе не прощу, если с ним что-то произойдет. После нашей победы в Евролиге, в этот же день, я была рядом с Шабтаем. Именно тогда я перестала сопротивляться нашему общему будущему: он познакомил меня со своими родными, дочкой Данечкой. Но некоторое время мы жили вдвоем, без нее.

— Почему?

— Не хотелось травмировать Данечку, ребенок должен был ко мне привыкнуть, привязаться. Мы все сделали правильно. Ведь если бы я сразу вошла в его дом, где раньше единственной и полноправной хозяйкой была дочка, то мое неожиданное появление на Данькиной территории могло бы все испортить. Кроме того, мне ни в коем случае не хотелось, чтобы она стала ревновать папу. Правда, она такая умница и хорошая девочка, что с ней никаких проблем не было. В этом году пошла в школу сразу во второй класс. Ей приходилось тяжело в учебе, но она очень умная девочка. И все сможет преодолеть.

— У вас с Шабтаем Генриховичем есть общие интересы кроме баскетбола?

— Несмотря на значительную разницу в возрасте, у нас оказалось очень много общего: например, мы оба страстные футбольные болельщики. Любим англичан за умную игру и испанцев — за красоту и темперамент. Можем сорваться и отправиться вдвоем в ближайший кинотеатр. Кроме того, сейчас я стараюсь помогать Шабтаю в строительном бизнесе и получаю второе экономическое образование (первое у меня — педагогическое). Так что у нас теперь еще и добавились общие темы для разговоров.

— Ваш муж вам сюрпризы делает?

— Он сам — человек-сюрприз. Как-то раз Шабтай попросил меня заехать в одну квартиру, якобы по делу. Но представьте себе мое ощущение, когда, войдя, я обнаружила свои фотографии, одежду моего размера, любимые музыкальные диски, сладости... Я поняла, что это квартира для меня. До сих пор я думала, что такое происходит только в кино. Такие поступки мужчины, естественно, трогают очень глубоко.

— Какие у вас отношения с Данечкиной мамой — продюсером Анастасией Калманович? Говорили, что Шабтай Генрихович за то, чтобы дочь осталась жить с ним, дал Анастасии миллион долларов?

— Я ничего об этом не знаю. Уверена, что это очередная легенда. На роль второй мамы я ни в коем случае не претендую, у ребенка мама, слава Богу, жива и здорова. Скорее, я для девочки как старшая сестра. А то, что люблю ее как свою собственную, так это Данечкина заслуга. Ее невозможно не любить.

— У вас с мужем бывают ссоры?

— Иногда бывают недоразумения. Но они связаны, как правило, с его светскими обязанностями. Я ужасно не люблю всяческие тусовки — это пустая трата времени. Но для Шабтая это очень важная часть его жизни, поэтому нам приходится часто куда-нибудь выбираться. Как-то надо было идти на одно мероприятие, а моя учительница перенесла занятие по английскому языку с семи часов на восемь. Когда мы закончили, я уже безнадежно опаздывала (надо было еще заехать переодеться) и предложила ему отправиться без меня — мол, попозже догоню. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила Шабтая, в смокинге и бабочке, сидящего перед дверью с недовольным выражением лица. Обычно все наши конфликты и ссоры яйца выеденного не стоят. Нам очень помогает правило, которое придумал Шабтай: «Мы все равно будем жить вместе. Поэтому, что бы ни произошло, надо мириться как можно быстрее».

Журнал «Профиль». март 2005 г.

P.S. По приблизительным данным, все наследство Калмановича оценивается более чем в миллиард долларов. Это акции его предприятий, гостиничный бизнес, банковские счета, квартиры и дома в Москве, Санкт-Петербурге, Литве, Казахстане, Франции, Израиле. Калманович владел огромным фармацевтическим бизнесом, который продавал лекарств на $4 млн. в день, то есть контролировал почти четверть рынка лекарств РФ. Помимо фирмы «Лиат-Натали», которая владела сотней аптек по всей России и входила в первую пятерку фармдистрибьютеров, Калмановичу принадлежала компания ЗАО «ДЛН Фармэси», которая до начала 2000-х владела эксклюзивным правом открывать аптечные киоски на территории Московского метрополитена. Кроме того, бизнесмен возглавлял ООО «Евромедик Интернешнл» с пятью медицинскими центрами в России.

Калманович оставил после себя уникальную коллекцию антиквариата. По словам одного антиквара, он видел только в офисе Калмановича картины Шишкина, братьев Маковских, мебель ручной работы из красного дуба. Коллекционировал Шабтай фарфор.



Вы должны войти на сайт для добавления комментариев Войти



Новости

ССЫЛКИ

РЕКЛАМА

Войти -
Каталог блогов
Rambler's Top100